applesin: (Default)
олег примерно раз в неделю
заходит в городской секс-шоп
осведомиться о прогрессе
в онанотехнологиях
applesin: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] supposedly_me в post
она так держит сигарету
как будто это целый мир
который ей подарен богом
и на который ей насрать

applesin: (Default)
и главное в нем - не терять ритма, а то врубишь голову, задумаешься о том, как же получается так складно читать вслух такое удивительное ритмическое нагромождение и все, сливайте воду.
Как, собственно, и с многими другими приятными вещами, вроде дыхания.

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно -- возглас счастья.
Только в уборную -- и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более -- изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
applesin: (равлик)
Пойду гулять. Пиши "плюсдесять".
Не комментарий, а погода.
В Кинь-Грусти грязи по колено.
Люблю такое время года.
applesin: (Default)
 Входит Сталин с Джугашвили, между ними вышла
                                            ссора.
  Быстро целятся друг в друга, нажимают на собачку,
  и дымящаяся трубка... Так, по мысли режиссера,
  и погиб Отец Народов, в день выкуривавший пачку.
  И стоят хребты Кавказа как в почетном карауле.
  Из коричневого глаза бьет ключом Напареули.
            Друг-кунак вонзает клык
            в недоеденный шашлык.

            "Ты смотрел Дерсу Узала?"
            "Я тебе не все сказала".
            "Раз чучмек, то верит в Будду".
            "Сукой будешь?" "Сукой буду".

  Входит с криком Заграница, с запрещенным
                                       полушарьем
  и с торчащим из кармана горизонтом, что опошлен.
  Обзывает Ермолая Фредериком или Шарлем,
  Придирается к закону, кипятится из-за пошлин,
  восклицая: "Как живете!" И смущают глянцем плоти
  Рафаэль с Буанаротти - ни черта на обороте.
            Пролетарии всех стран
            Маршируют в ресторан.

            "В этих шкарах ты как янки".
            "Я сломал ее по пьянке".
            "Был всю жизнь простым рабочим".
            "Между прочим, все мы дрочим".

  Входят Мысли О Грядущем, в гимнастерках
                                       цвета хаки.
  Вносят атомную бомбу с баллистическим снарядом.
  Они пляшут и танцуют: "Мы вояки-забияки!
  Русский с немцем лягут рядом; например,
                                под Сталинградом".
  И, как вдовые Матрены, глухо воют циклотроны.
  В Министерстве Обороны громко каркают вороны.
            Входишь в спальню - вот те на:
            на подушке - ордена.

            "Где яйцо, там - сковородка".
            "Говорят, что скоро водка
            снова будет по рублю".
            "Мам, я папу не люблю".

  Входит некто православный, говорит: "Теперь я -
                                           главный.
  У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
  Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.
  Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю.
  Хуже порчи и лишая - мыслей западных зараза.
  Пой, гармошка, заглушая саксофон - исчадье
                                           джаза".
            И лобзают образа
            с плачем жертвы обреза...

            "Мне - бифштекс по-режиссерски".
            "Бурлаки в Североморске
            тянут крейсер бечевой,
            исхудав от лучевой".

applesin: (Default)
Но если к Вам умерший вылез и смеется
И если к Вам моряна взобралась на подоконник.
Лежать вам если тесно и вот уже неймется
Проснитесь! Вероятно, вы покойник.
applesin: (Default)
 Таня умерла, Рената Муха умерла, даже рок-н-ролл умер, хотя об этом мне определенно следовало бы знать раньше. Как-то очень не враз приходит понимание не только смертности, но и внезапно смертности человека. И от этой протяженности понимания пахнет если не предательством, то наебкой. Как же так, ведь я же сама помню. Мне же казалось еще *ть лет назад. Что никто. Никогда. Не умрет. И уж во всяком случае, совершенно очевидно не я. Как же вкралась-то ко мне эта мысль? Я ведь была такой идеалисткой, ко мне было не втиснуться, у меня же был цельнолитой хрустальный замок, и в нем не было щелей и сквозняки не гуляли под алмазными сводами. .. А потом. А потом.

Маленькие ангелы с диатезными щечками умиленно взирают на новообретенных прихожан. Да, миленькие, вы все умрете. Умрете-умрете. И алмазные своды пескоструит понимание. Не разочарование, нет, это другое. Отвернуться, уйти, а тем более, насовсем, невозможно, да и не нужно. Остаться труднее, но так останется хоть что-то. Примирение. С поражением.

Как-то много раньше, чем я научилась говорить, а тем более думать, я уже знала, что умер, например дедушка Ленин и дядечька Леннон. Пубертатный период ознаменовался пониманием, что Высоцкий и Курехин тоже умерли. Это был такой удар с их стороны.  Но предвидеть, что и Майкл Джексон туда же – это выше моего понимания. Уж кто-кто.

Но когда нет возврата к лучшим, к давним друзьям, умираешь какими-то струнами сам. Никогда не пройти по широким листам вашим-нашим, таким молодым голосам.  Этот пел, этот спорил до хрипа с тобой, этот, помню, гордился своею елдой. Этот был журналист, этот крал колбасу, эта чуть не пропала в походе в лесу. С той размолвка, а этот так просто исчез, тот оставил на память глубокий порез. Каждой ссоре как будто бы есть задний ход, только смерть как болезнь никогда не пройдет.

January 2013

S M T W T F S
  1 2345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios